Тарас Буевский                                

 Союз композиторов РФ                                                                                                      Союз кинематографистов РФ

  

 

                                                                                Богу

                                                                                от ...


 ЗАЯВЛЕНИЕ-АНКЕТА

Прошу принять меня в Рай.

На протяжении своей земной жизни вёл себя - хорошо...

Ну, или - почти хорошо... В общем, по сравнению с некоторыми другими - вполне прилично... Ладно, - удовлетворительно... Или лучше сказать - сносно... Хотя... Честно говоря, я не знаю, как можно одним словом выразить то, как я себя вёл на протяжении всей своей земной жизни?!

Скажешь - хорошо... неправда. Плохо - тоже... не очень точно.

Чёрт его знает... Ой!.. Извините... Вырвалось случайно...


Прошу принять меня в Рай.

На протяжении своей земной жизни вёл себя - ...

Не знаю - как я себя вёл... И вёл ли я себя вообще... Судя по тому, что получилось... Между нами говоря, мне не известно - я себя вёл, или кто меня вёл туда...  куда я в результате... Всегда хотелось в нужном направлении... И вроде бы всё понятно было... В какую сторону повернуть, как лучше, правильнее... И все эти мечты, стремления и усилия...

Иногда, правда, было такое впечатление, что в руках не руль, а нитка, за которую дёргают... Что помимо моей воли...

Нет-нет, я себя не оправдываю... Однако... Что тут скажешь...


Прошу принять меня в Рай.

На протяжении своей земной жизни...

Слушай, Бог, любишь Ты вообще мучить людей!.. Почему столько несправедливости на Земле? И что это за правила - чем лучше человек, тем больше на его долю испытаний? Я так понимаю - чем лучше человек, тем ему должно быть лучше, чем человек хуже, тем ему - хуже! И где Ты, когда творятся бесчинства, преступления. Преступления против Тебя самого?!..


Прошу принять меня в Рай...

Ну, не достоин!.. Не достоин я!.. Да, я не достоин быть в Твоём Раю!

Знаю, что был ленив, часто слаб и безволен! Что не смог выполнить того предназначения, которое мне было дано... Ну, выбери Ты себе более достойного! Пойди и возьми Ангела земного... И пусть он перед тобой трещит своими крыльями, вместе с другими такими же - чистыми и непорочными!.. А мне... А я...


Прошу принять...

Прошу...

............................................................................................

Извините, я испортил этот бланк... Можно мне взять ещё один - чистый?

Чистых не бывает?! Понимаю...

Но всё же не удобно как-то... Я тут напачкал... Подавать такой грязный бланк...Что?.. Никто читать не будет?.. И так всё известно...

А зачем тогда заполнять?.. Для себя... Чтобы понял...

Для себя тоже хотелось бы почище... Да-да, я понял...

Чистых - не бывает...

  

 

                                                                ОСТАНОВИТЬ МГНОВЕНИЕ...


Часы на стене с холодной безучастностью следовали за непрерывным потоком струящегося времени. Проворная секундная стрелка, в который раз обходя знакомый круг, то карабкалась по белому циферблату вверх, то легко  соскальзывала  вниз, неизменно наталкиваясь на чернеющие отметины секунд, выстроившихся в одну долгую линию, словно шеренга солдат в тёмных шинелях на белом снегу, уходящая в далёкую туманную перспективу бесконечности. На мгновение замерев, она снова и снова пускалась в путь, издавая тихий, но пронизывающий всё окружающее пространство, надтреснутый клацающий звук.

Тик-так, тик-так - просто... сухо... неотвратимо...

Тик-так, тик-так - равномерно... неподкупно... безвозвратно...

Тик-так, тик-так...

Сколько в Мире всего происходит в одно такое мгновенье...

Тик-так, тик-так...

Сколько в одну секунду, на протяжении этого короткого промежутка времени, с разными людьми, в разных местах - разных событий?.. 

Если сейчас просто подойти и остановить стрелки часов - ничего не произойдёт. Но, если пользуясь силой мысли, создающей эту фантазию, представить - одно из мгновений можно остановить... остановить и посмотреть, что происходит в этот момент с людьми... В один и тот же момент, в совершенно разных местах.

Рискнём?.. Попробуем?.. На счёт - три!..

Раз........... 

   Два........... 

  Три - Замри!..

...........................................................................................

Звенящая тишина... Словно натянутая до предела струна... Пронзительная, оглушающая тишина... Отсутствие любого звука, даже шороха...

Всё замерло... никакого движения... Повеяло чем-то зловещим ...  Но, что это?.. Среди всей этой непостижимой статики, я вдруг почувствовал начало движения. Скользящее движение... Я куда-то стремительно перемещаюсь... Всё быстрее и быстрее!..  Окружающие меня предметы, перестают быть различимы и сливаются в одну движущуюся монолитную материю...  Ускорение!.. а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-А!!..

Прямо передо мной небольшая капля рубинового цвета, красиво освещённая застывшим в ней солнечным лучом. Немного вытянувшись она должна вот-вот оказаться на... О, нет!.. На белоснежном платьице маленькой девочки,

неосторожно наклонившей стакан с гранатовым соком. Надо сейчас же смахнуть эту каплю... Сейчас-сейчас... Ну-ка!.. Нет, не получается...

Ну, конечно!.. Я забыл главное условие - ничего нельзя изменить!

Невозможно вмешаться в ход событий...

Ой! Опять началось движение...

- Извини, детка!.. Химчистка... или стиральный порошок с отбеливателем...

Должно помочь!..

Ускорение!..  а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-А!!..

Я в какой-то квартире... Так, что это здесь происходит?..

Мужчина оделся и явно направляется к двери... У него за спиной стоит женщина... Руки её опущены, она смотрит ему вслед... Она не хочет, чтобы он уходил, но она - обижена... Он тоже не хочет уходить, но он - обижен!.. Чуть поодаль плачет мальчик - он не хочет чтобы родители ссорились...

Так... А вот я сейчас возьму и вытащу ключик из входной двери...

И ссора - не получится! Не сможет он открыть дверь и уйти... Ну, пнёт он эту дверь пару раз ногой, потом посмотрит на жену... Она на него... Рассмеются и помирятся! Ага?!..

Так-так начинается движение... Я не против, только вместе с этим вот ключиком!.. Знаю, что не по правилам, но ключ возьму с собой - вот так!..

Да ладно! Одно исключение-то можно сделать... Что это ещё такое...

Задний ход?!.. Ого!..  Вправо, теперь - влево... Ой-ой - вокруг своей оси!..

Полно ребячества!.. Ай-ай!.. Да, вцепился я в этот ключ, как бульдог -

всё равно не отдам... Одно исключение, только одно...

Прошу, ну пожалуйста...

Не может быть - получилось!.. Поехали дальше!..

Ускорение!..  а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-А!!..

Ух, ты! Бутылка водки - прямо перед носом! Что за сюжет? Ах, вот оно что...

Бутылка вот-вот упадёт и разобьется. Пьяница с ужасом смотрит ей вслед, тянется руками - хочет поймать. А я ведь ничем не могу помочь. Потому что нельзя вмешиваться в ход событий. Могу только посочувствовать...

А почему мы не движемся?! Давно уже пора! Ускорение!..

Я в больничной палате. Это - момент смерти. Пожилая женщина только что перестала дышать. Рядом молодая, наверное - дочь. Она только отвернулась, чтобы закрыть форточку - ещё ничего не знает. Мать как будто специально держалась - чтобы не на глазах дочери... чтобы не напугать своего ребёнка. Мать всегда останется матерью, в любой ситуации - в первую очередь мысли о своём ребёнке.

Я понимаю, что в этот же момент смерть случилась неоднократно, может быть даже в этой больнице. Но, всё же может, в это же время что-нибудь хорошее, светлое - например, рождение нового человека...

Мы снова перемещаемся... Снова больница... Или... Ах, это роддом!.. Конечно-конечно, я ведь знал, что так должно быть! Это прекрасно - рождение... Крик малыша... Белоснежные пелёнки... Мы приближаемся...

Ещё ближе... Ещё-ещё... О!.. О, Бог мой!.. О, нет-нет!.. То есть - да-да!!

Это прекрасно!.. Но... Но, что разве это - вот так происходит?!.. Грандиозно!

Что-то мне кажется - я теряю сознание! Может быть это слишком сильное впечатление - не для моих слабых нервов... Опять движение...

Ускорение!..  а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-А!!..

Дирижерская палочка взметнулась вверх! Музыканты оркестра и хор готовы начать исполнение музыкального произведения. Наверное, это хорошая музыка, судя по вдохновенным лицам музыкантов... Они хотят играть, они готовы начать... Но вот мы медленно спускаемся вниз... Мы на улице...

Всё ниже-ниже... Уже уровень второго этажа... Что это?!..

Я вижу весеннюю мокрую мостовую, по ней идёт в нарядном белом пальто девушка, каблучки её туфель звонко стучат по мостовой. Весеннее солнце ещё не греет, но уже способно растопить зимний снег и лёд. Ещё несколько шагов и огромный кусок льда, оторвавшись от водосточной трубы, свалиться прямо в том месте, где девушка должна пройти... О, нет! Делайте со мной всё, что хотите, но я не позволю этому случиться!.. Я хватаюсь за трубу, сам не понимая, что я хочу сделать... То ли оторвать трубу от стены, то ли сбить лёд, пока он не стал причиной беды... Вокруг меня всё начинает вертеться... Я кричу, что ни за что на Свете не отпущу эту трубу, что улечу только вместе с трубой, с куском этого льда или с целым домом!.. В результате, труба отрывается от стены, летит на мостовую, я вместе с ней... Моментальное приземление в грязной луже - ушиб тазобедренного... Удар трубой по лбу -огромная шишка...

- Дурак!.. Кретин!.. Пьяный идиот!..

Вдруг слышу я над собой... Грохот моего падения сильно напугал девушку, а брызги из лужи, в которую я упал, попали на её прекрасное  белое пальто...

- Какой дурак!..

Слышу я снова её голос и звук каблучков начинает удаляться... Уже на ходу она ещё раз оборачивается, видимо заметив мою счастливую дурацкую рожу.

Но, что это? Вокруг меня всё снова в движении! Всё ожило! Я слышу как чирикают воробьи... Голубь пролетел, зацепив меня крылом, сел на оставшуюся часть трубы над моей головой... НА-ГА-ДИЛ!.. Ничего,

всё равно я весь в грязи!.. Прохожие, спеша куда-то, изредка на меня с раздражением поглядывают. Никто не останавливается, руки не подаёт...

- Сволочи!.. Всё равно я вас люблю, гады!..

До чего же хорошо! Всё вокруг движется, живёт, шумит!.. 

Вдруг, до меня донеслись звуки музыки - прекрасной вдохновенной, величественной. Словно зазвучал гимн нашей жизни - масштабной, трагической, прекрасной, непостижимой, которая - зачем-то с нами происходит.

Невольно вспоминая, что произошло, я вдруг услышал голос, который,

как будто, со  мной заговорил:

- Удалось раскрыть какие-нибудь секреты жизни?

- А, разве можно?..

- А, разве нужно?.. 

 

  

                                                                          НЕ ОБИДЕТЬ МУХИ


Исай Саич Залётов был человеком тихим, скромным и, не в обиду ему будет сказано, был он человеком - незаметным. То есть, нельзя сказать, что природа обидела его ростом, или наделила неприятными чертами лица. Напротив, роста он был - выше среднего, худощав, немного сутуловат, с длинными гибкими, как плети, руками. Движения часто были порывисты, но легки и даже воздушны. Костлявые, чуть согнутые в узловатых коленях ноги выдавали походку нервную, порой пугливую, однако, по-своему -  грациозную. Лицо его, с крупными тонкими чертами, обладало необыкновенной  выразительностью. Да-да, это лицо мгновенно отражало любое, самое мимолётное движение души, любое чувство, любое настроение... Если б, конечно, кто-нибудь это смог заметить!..

Говорил он очень тихо низким грудным голосом и если бы осмелился набрать в лёгкие больше воздуха, то все смогли бы услышать его нежный бархатный тембр голоса. И снова - если бы, если бы, если бы... Если бы чуточку смелости, или точнее сказать - наглости. Ох уж эта природная застенчивость!.. В общем, сегодня таких людей обычно называют «тютей», «недотёпой», а некоторые более грубые сограждане и вовсе - «тряпкой». Лет сто назад, когда язык наш был не столь насыщен «образными» сравнениями, Исай Саича попросту назвали бы - деликатным человеком.

Так бывает - идёте Вы по улице в хорошем расположении духа, думаете о своём, и вдруг, как будто кто-то Вас останавливает и говорит - сделай это! Сделай! И это случается...

Я имею в виду необдуманные поступки. То о чём обычно говорят - как же это меня угораздило?! В тот злополучный день Исай Саич получил зарплату.

- А что?! -  подумал он, вдруг останавливаясь у шикарной витрины продовольственного магазина.

- Иди, не останавливайся, - говорил ему голос разума, - иди, дома кошка не кормлена, соседу долг надо отдать...

Исай Саич сделал было несколько шагов прочь, но снова остановился и упрямо направился в сторону дверей магазина. Двери распахнулись, и он оказался внутри. Мягкий свет и приглушенная музыка, продавщицы в чистых белоснежных передниках и товары в блестящих упаковках. А запахи, они щекочут ноздри своими ароматами, словно приглашая - съешь меня, съешь меня!..

Исай Саич увидел его сразу, ещё издалека, но не подал виду. Он притворился, будто бы рассматривает конфеты. Немного приблизившись, он снова прошел мимо, но успел быстро прочесть: салат «Утка с яблоками». А что, вот так подойти, как ни в чём не бывало, и купить его, - говорил себе Исай Саич, - почему не позволить себе раз в жизни такое?! Можно и побаловать себя. Он искоса посматривал на стеклянную вазу с салатом, нервно теребя в руках какие-то коробки с печеньем.

- Вам упаковать? - послышался рядом вежливый, но твёрдый голос кассирши 

- Нет, нет, спасибо... - пробормотал Исай Саич, отходя от печенья, и понял, что направляется  прямо к прилавку с салатом.

- А! Была не была, - подумал он и, пытаясь быть непринужденным, решил весело обратиться к продавщице, но, сделав жест рукой, перевернул ценники.

- Хороший сегодня денёк, - тихо промямлил Исай Саич, поправляя ценники. Продавщица никак не отреагировала, наверное, ничего не услышала. Он уже готовился сказать простую, без вымысла фразу, вроде «дайте мне это», как вдруг над его головой прозвучал громкий, властный голос:

- Привет, хозяйка! Ну-ка насыпь мне салатика, какой тут самый лучший?!

Это был голос огромного здоровяка, неизвестно откуда появившегося.

- Мне нравится «Утка с яблоками», - кокетливо ответила продавщица.

- Вот и чудненько! Давай, грамм четыреста!

- Да, берите всё! Тут пятьсот грамм осталось.

- Ну, всё так всё! Не возражаешь, папаша?! - здоровяк по свойски хлопнул Исай Саича по плечу... Поперхнувшись слюной, Исай Саич закашлялся.

- Не переживай, папаша! Скоро придут большевики, и снова начнёшь строить светлое будущее!

В это время продавщица накладывала салат, тот самый!.. И тут Исай Саич увидел муху... Муха, бодро перепрыгивая через пакеты с продуктами, явно пробиралась к вазе с салатом. Этот факт почему-то подействовал на Исая Саича странным и неожиданным образом. Вдохнув полной грудью, он громогласно заорал: 

- Муха-а-а-а!!!..

Продавщица от неожиданности выронила ложку на пол, огромный здоровяк, побледнев, закрыл лицо полиэтиленовым пакетом с продуктами, а группа китайских студентов, как по команде, упала на пол, обхватив голову руками.

- А-а-а-а!!! А-а-а-а!!! - вопил Исай Саич и что есть мочи лупил направо и налево своими длинными руками по коробкам и пакетам, из которых в разные стороны вылетали разноцветные упаковки с продуктами.

- А-а-а-а!!! А-а-а-а!!! - между делом Исай Саич влупил со всей мочи своей костлявой ногой между ног здоровяку... Тот крякнул, набычился и замер, стиснув зубы.

- А-а-а-а!!! А-а-а-а!!!... - и тут Исай Саич увидел придавленную муху, она лежала лапками вверх и из последних сил трепыхала крылышками.

- Ну что! Салатику захотелось!!! - завизжал Исай Саич, обращаясь к мухе.

У здоровяка затряслись коленки.

- Ну, жри, жри!!! Жри, но - здохни после этого!!! Получи удовольствие ценой своей поганой жизни!!!

Здоровяк застонал от ужаса, из рук у него вывалился пакет, которым он прикрывался. Он уже готов был принять смерть, но с удивлением увидел, что обращаются не к нему. Это ещё больше парализовало его волю, и он, окаменев окончательно, выпученными глазами стал наблюдать как Исай Саич подходит к прилавку, берёт муху и широким театральным жестом бросает её в вазу с салатом... Тут бы Исай Саичу и выйти из магазина с высоко поднятой головой. Никто бы слова не сказал! Но он допускает роковую ошибку.

Как будто бы очнувшись ото сна, он растерянно посмотрел по сторонам и вдруг начал

что-то бормотать, сильно сконфузившись:

- Не знаю, что на меня нашло, прошу меня извинить...

- А-а-а?!! - очнулась продавщица

- Ш-ш-ш-тооо?!! - очнулся здоровяк... - Ах ты падла!!!... - и с этими словами он со всего размаху бьёт Исай Саича, который перелетает через прилавок и разбивает собой стеклянную витрину... Китайцы вскакивают с пола и, выкрикивая «Террористен! Бомбит!»,  выбегают на улицу... Оттуда в магазин влетает испуганный милиционер с пистолетом и кричит «Стой! Стреляю!»...

По закону юстиции - первый выстрел в воздух! Чистого воздуха давно нет, есть потолок, на котором люстра. По закону физики люстра, в которую стреляют, падает вниз и с грохотом вдребезги разбивается. По закону психики здоровяк от неожиданности накладывает в штаны, а продавщица, одурев от всего происходящего,  теряет сознание и падает лицом в салат с мухой...

- Откройте, милиция! Здесь живёт гражданин Залетаев?

- Да, а что с ним случилось, Господи?

- Ломайте дверь этого негодяя!

- Зачем ломать? Вот ключ, он всегда здесь на гвоздике... Что случилось? Он такой милый, тихий человек...

- После визита этого милого тихого человека продовольственный магазин закрыт на капитальный ремонт, двое раненых госпитализированы, несколько человек, среди которых группа иностранных граждан, в шоке...

- Не может быть!

- Может!

- Он такой тихий! В жизни мухи не обидел...

- Уже обидел... 

 

   

                                                                          В ГОСТЯХ У ОПЕРЫ


Это - оперная сцена. Священное место для стольких поколений артистов, для целых артистических династий, для великих одиночек-гениев и для совсем не гениев, но преданных этой сцене работяг, которые приходят сюда ежедневно и ...топчут, топчут...

- Где уборщица?!.. Я, кажется, просил здесь убрать!..

Извините... Просто, как говорится, зла не хватает... Давайте продолжим...

Так вот, для того чтобы работать в театре, театр нужно любить. Театр требует полной отдачи. И все те, кто когда-либо переступил порог этого святилища искусств, почти всегда остаются. А из тех, кто остался, все готовы отдать себя театру полностью, так сказать, положить свою душу на алтарь искусствА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! 

А?!..  Ах, ты!?..  Ох...   ?..   ...

Что это?!.. Что это здесь валяется?!.. Кто?!.. Пожарник?!.. Уснул за сценой?!..  После вчерашнего?!.. Да, кто Вам позволил?!.. Я чуть не убился!.. Что?!.. Сейчас же убирайтесь отсюда! Что?!.. Положил своё тело на алтарь искусства?.. Очень смешно...

Должен Вам сказать, что лучше всего смотреть на сцену из зрительного зала.

Не стоит слишком приближаться, заходить за кулисы и вообще вникать в подробности той жизни, которая происходит за сценой. Для зрителя всегда должно оставаться немного неизведанного, немного тайны...

Так же, как для меня сейчас остаётся тайной, - где наш ведущий тенор Жорж  Недомерин? У него сегодня спектакль, а его ни дома, ни у любовницы, ни у любовника, ни в милиции, ни в морге. Сейчас его ищут на улицах города.

До спектакля осталось ещё несколько минут, и я могу рассказать вам немного о нашем театре.

Наш театр - это сложный живой организм. И для того, чтобы он жил и функционировал нормально, нужно много составляющих. Например, чтобы было, на что приобретать пищу - нужны спонсоры. Сама пища - это пьесы классиков и  современных авторов. Переваривающую функцию организма обеспечивает труппа вместе с режиссёром, дирижером, хормейстером, балетмейстером, художником, осветителем. А то, что после этого выходит... - собственно и есть наш спектакль...

Одной из самых многочисленных групп в театре является - хор. Это та толпа людей, которая, заглушая музыку топотом своих башмаков и расталкивая поющих солистов и танцующих артистов балета, высыпает на сцену и становится полукругом. И ни какие повышения или понижения зарплаты, штрафы, увольнения, устрашения или поощрения - ничего никогда не изменят. Хор всегда будет вываливаться на сцену, сметая всё на своём пути, выстраиваться полукругом и, замерев на месте, ждать сигнала дирижёра, чтобы громко грянуть, срывая воздушной волной парики у зазевавшихся статистов, не успевших вовремя уйти с «линии огня».

Кстати, в результате того, что хор всегда неподвижен, в театре появилось ещё одно образование - группа миманса. Она состоит из тех молодых людей, которые надеются стать артистами театра, и тех, давно уже немолодых, кто перестал надеется. Они ничего не поют, не танцуют, только ходят с копьями, а наиболее опытные из них сидят за столами и вяло чокаются пустыми кружками из папье-маше, изображая пьяную вакханалию. Самому же главному и самому опытному изредка поручается поднести платок артисту балета, изображающему короля.

Несколько слов о балете. Балет - это отдельная страна, свой мир, своя галактика. Посмотрите на них:  какие красавцы, какие красавицы!

Это просто - боги! Сколько грации, какие гибкие мускулистые тела. Есть одна особенность они - чудесно движутся на сцене, но не издают никаких звуков, исключая топот от их ног, который хорошо слышен, когда в оркестре перестают греметь барабаны. И не надо просить их о звуке, ибо весь свой талант они дарят движению. Даже не стоит спрашивать их - который час.

Вы либо не услышите, что они ответят, либо тембр их голоса, похожий на скрип ржавой проволоки, испортит впечатления от того совершенства, которое вы видите, перебив впечатлением того, что вы слышите.

О, теперь певцы!.. Кстати, где Недомерин?.. Нашелся?.. Ломиться к чужой жене?.. Свинья! К чьей жене?.. К моей?!.. Это, кого вы имеете в виду?..

Ага-ага... Чего хочет?.. Немного любви?.. Так, передать мерзавцу:  если он сейчас же не появится в театре, я сам приду, и он получит много нелюбви!..

Жене сказать: пусть намекнёт ему, что мол - ЭТО ВОЗМОЖНО, но только после спектакля... Важно, чтобы он вышел на сцену, открыл рот и спел свою партию в спектакле. Ну, а после спектакля... После спектакля я ему популярно объясню, почему по данному адресу больше приходить не стоит!.. Что ещё говорит?.. Пока у него есть верхнее «до», ему - всё нипочём?!.. Знает, собака, чем взять!..  Так вот, певцы - это боги звука. И их, в отличие от балетных, лучше не просить двигаться. Если вы в то время, как певец запел, попросите его ещё и подвигаться - могут случиться неприятные последствия. Либо певец искалечит балетного, наступив ему на ногу,

либо зацепит декорацию - упадут колонны, рухнут деревья, обнажив задник сцены, где обязательно будет сидеть пьяный слесарь, удивлённо тыкающий своим пальцем в зрительный зал. В общем, певец - должен петь. Ведь когда эти мерзавцы открывают рот и начинают петь, всё замирает вокруг. Всё подчиняется их божественному тембру, их волшебному искусству.

Ну, что там ещё за возня! Я хотел немного рассказать об оркестре.

Почему маэстро Фейериди, как сумасшедший, бегает по залу? Украли палку? То есть, вы хотите сказать дирижерскую палочку... Ну, я не знаю ни одного дирижера, у которого была бы только одна палка. У них обычно несколько...

Ладно, через дорогу военный духовой оркестр, попросите на один вечер...

Там дирижер тоже что-то в руку берёт... Что?!.. Бунчук... Это такая огромная... Ну, нет это не про нас... Понятно, бунчуком отказывается...

Он и так еле руки поднимает... пальцы трясутся - вечно у струнных тремоло... И вы хотите сказать, что я за пять минут до начала спектакля должен сесть и строгать для него палку из бамбука или, из чего они там?!..

Ищите, ищите!..

Ещё много о ком надо было бы сказать: о художнике, балетмейстере, хормейстере, о концертмейстерах, гримёрах, костюмерах и многих, многих других...  Но, сейчас уже не успею обо всех. Только несколько слов об оркестре. Так как оркестр - это важная составляющая. Без оркестра опера невозможна. Здесь тоже своя жизнь.  Оркестр - это море-океан со своими правилами, традициями и особенностями. К примеру, не понравился им какой-нибудь певец или певица. Начнут играть громко, так что солиста

не слышно - только рот открывает как рыба... Всё - утонул голубчик...

А балетному показать, кто в доме хозяин - сыграть неритмично в самый ответственный момент, и всё расползлось по швам... Также могут наказать маэстро Фейериди, если он, по их мнению, не прав. Взмахнёт он на спектакле своими клешнями, а оркестр - молчит... Он ещё раз - никто не играет... Развлекаются бл..и! А ещё у оркестра есть своя льгота. Дело в том, что артисты оркестра сидят ниже сцены в так называемой «оркестровой яме».

Их почти не видно. А это значит, в паузе можно газету почитать, в крестики-нолики поиграть, некоторые умудряются даже футбол по телевизору смотреть или сбегать в буфет за горячими сосисками.

Так, где палка Фейериди?!.. Ищите, ищите!.. А то я сам за пульт встану и всех, кто мне не понравится - уволю.

А сейчас, напоследок, я хочу вам сделать сюрприз. Посмотрите на нашу гордость, этого негодника, на это чудо в перьях, из-за которого у меня столько седых волос появилось. Где Недомерин, он в гриме, готов?.. Смотрите, смотрите, что сейчас будет!.. Так, меня все слышат?!.. Тишина в зале, тишина на сцене!.. Я попрошу сейчас главного героя выбежать ненадолго на сцену!..

Что... Что это?.. Вы, что сбесились?!.. Что вы делаете?!.. Да, прекратите же!.. Остановитесь, ненормальные!.. Куда вы все лезете?!.. Артисты оркестра!.. Ефимыч, ты-то куда - почему не в кассе?!.. А что на сцене делает дворник?!.. Да не толкайтесь вы!.. Ну, что - все успели?.. Никого не забыли?.. Получилось не совсем то, что я предполагал. Извините, как говориться, за бардак! Но сейчас, на сцене вы можете видеть всю труппу вместе со всеми работниками театра. Давно я не видел всех вместе!.. Конечно, надо было учесть, что в театре - каждый себя считает ГЛАВНЫМ ГЕРОЕМ! А что! Ведь они по-своему правы! Ведь правы... Не обойтись ни без кого!

Ладно, всем спасибо... А теперь все по местам! Запускаем публику!

Пора начинать спектакль!

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ - НАЧИНАЕТСЯ!..